Калькулятор стоимости работ
Регион:
Вид работы:
Сроки:
Объем:

Информация

Как оформляется доработка дипломной работы?

При возникновении замечаний и комментариев научных руководителей возможна доработка заказанного диплома. Замечания принимаются исключительно в письменном виде в будние дни. Для Вашего удобства, Вы можете оформить доработку по электронной почте. В теме письма следует указать: Доработка диплома по договору № … или доработка по заказу № … В поле письма отразить конкретные комментарии и замечания Вашего преподавателя.

Агентство безупречной репутации предлагает:

Полный комплекс операций с недвижимостью.
Аренда, сдача квартир, купля-продажа, ипотека, срочный выкуп.
Подбор оптимальных вариантов с выездом специалиста. Вся загородная недвижимость от Компании ИHKOM. Подробности по контактным телефонам, указанным на сайте.

Волочкова защищает диплом.
Смотреть еще видео >>

Магазин готовых дипломных работ

Сэкономьте время и деньги! Только у нас: готовые дипломные работы со скидкой 70%

Понятие и сущность коммерческой тайны

Код работы:  1719
Тип работы:  Диплом
Название темы:  Правовой режим коммерческой тайны
Предмет:  Гражданское право
Основные понятия:  Коммерческая тайна предприятия, организации; особенности правового режима
Количество страниц:  75
Стоимость:  4000 2900 руб. (Текущая стоимость с учетом сезонной скидки.)
1.1. Понятие и сущность коммерческой тайны

В русском языке слово «тайна» имеет глубокие корни, оно древнерус-ского происхождения. В старославянском языке точно определены основные аспекты понятия тайна и основные сферы человеческих действий, которые за ним стоят: с одной стороны, это все то, что на данный момент не познано человеческим интеллектом; с другой – это сведения, с определенной целью сокрытые от других людей . Институт тайны исторически призван был защищать жизненноважную информацию человека во всех сферах его деятельности с целью обеспечения своего существования.
Главным характеризующим признаком информации, составляющей тайну, является ее свойство неузнаваемости, т.е. состояние конфиденциальности, уровень которого зависит от ее характера и значения для общества. Природа тайны определяется основными положениями теории информации. «Назначение тайны заключается в том, чтобы создать в структуре модели информации таких условий или преград, ограничивающих коммуникативные процессы движения сигнала (сообщения) от коммуникатора (окружающей действительности) к получателю сообщения» .
Общественные отношения, складывающиеся по поводу тайны, принято называть конфиденциальными отношениями. Слово «конфиденциальный» имеет латинское происхождение и употребляется в двух значениях: первое – доверительный, второе – секретный. Поэтому все конфиденциальные отношения (общественные отношения, возникающие по поводу формирования, хранения, использования, передачи сведений, отнесенных к тому или иному виду тайн) по своей природе являются отношениями, основанными на доверии. «В структуре доверительных отношений существуют уникальные элементы: стороны, предмет и содержание» .
Сущность коммерческой тайны объясняется тем, что сохранение в «секретном» состоянии сведений об уникальном характере отдельных форм, способов и факторов (условий) деятельности предпринимателя предприятия позволяет ему получать экономическую выгоду и создает конкурентную устойчивость его бизнесу. Коммерческая тайна является инструментом, средством предпринимателя, которые он использует с целью сокрытия или «маскировки» уникальных способов и форм экономической деятельности, которые дают ему преимущество на рынке.
«Коммерческая тайна – конфиденциальное (тщательно скрываемое, маскируемое предпринимателем с помощью организационных, правовых, технико-технологических средств) состояние информации об уникальном характере отдельных форм, способов и условий предпринимательской деятельности, обеспечивающих ее обладателю экономическую выгоду и конкурентную устойчивость его бизнесу» . Понятие и содержание коммерческой тайны отражено на рис. 1.1.
Таким образом, сущность правового института коммерческой тайны определяется ее информационной и экономической природой.
Информационное содержание коммерческой тайны предопределяет совокупность информационных признаков правового института:
а) конфиденциальность (состояние) сведений, отнесенных к коммерче-ской тайне;
б) отсутствие доступа к таким сведениям;
в) принятие мер к их сохранности со стороны обладателя.
Экономическое содержание коммерческой тайны предопределяет наличие экономических признаков правового института:
г) реальная или потенциальная ценность информации, составляющей коммерческую тайну;
д) уникальные формы, способы и условия предпринимательской дея-тельности, обеспечивающие ее обладателю экономическую выгоду и конку-рентную устойчивость его бизнесу.
 
Рис.1.1. Понятие и содержание коммерческой тайны
Основополагающим нормативно-правовым актом, регулирующим от-ношения, связанные с коммерческой тайной, является Гражданский кодекс РФ, в котором закреплено определение коммерческой тайны.
Согласно п. 1 ст. 139 ГК РФ, информация является коммерческой тайной в случае, когда она имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу ее неизвестности третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности.
В данном определении можно выделить три необходимых и достаточ-ных признака, позволяющих отнести информацию к коммерческой тайне:
 - действительная или потенциальная коммерческая ценность;
 - отсутствие свободного доступа на законном основании;
 - принятие мер к охране ее конфиденциальности.
Отсутствие хотя бы одного из признаков лишает обладателя коммерческой тайны права на ее защиту.
Правовая защита коммерческой тайны предполагает принятие обладателем коммерческой тайны мер организационной защиты, сущность которой заключается в определении объема информации, подлежащей сохранению, и жестком внутрифирменном регулировании прав и обязанностей пользователей информации.
Ключевой фигурой в системе правоотношений, складывающихся в сфере коммерческой тайны, является обладатель информации, составляющей указанную тайну (см. рис.1.1.). Согласно подпункту 4 статьи 3 ФЗ «О коммерческой тайне», это — лицо, которое владеет информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании, ограничило доступ к этой информации и установило в отношении ее режим коммерческой тайны. Под режимом же коммерческой тайны, согласно подпункту 3 указанной статьи ФЗ «О коммерческой тайне», понимаются правовые, организационные, технические и иные принимаемые обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, меры по охране ее конфиденциальности. Основные и минимально необходимые меры по охране конфиденциальности соответствующей информации пе-речислены в статье 10 ФЗ «О коммерческой тайне».
Наряду с установленными ФЗ «О коммерческой тайне» конкретными мерами защиты обладатель информации, составляющей коммерческую тайну, вправе применять при необходимости средства и методы техниче-ской защиты конфиденциальности этой информации, а также другие, не противоречащие законодательству РФ меры, что предусмотрено пунктом 4 статьи 10 ФЗ «О коммерческой тайне».
 
Рис.1.2. Форма доступа к информации, составляющей коммерческую  тайну
Режим коммерческой тайны (рис.1.3.), согласно пункту 2 статьи 10 ФЗ «О коммерческой тайне», считается установленным в отношении тех или иных конкретных сведений после принятия обладателем информации, составляющей коммерческую тайну, мер по охране конфиденциальности такой информации, предусмотренных пунктом 1 статьи 10 указанного закона, по отношению к соответствующим сведениям. Этот режим не может быть использован в целях, противоречащих требованиям защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства, что не только специально предусмотрено пунктом 6 статьи 10 ФЗ «О коммерческой тайне», но и прямо следует из части 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации. Названный нормативный запрет может применяться журналистами и редакциями СМИ для оспаривания фактов необоснованного и неправомерного сокрытия определенной информации ее обладателем под предлогом коммерческой тайны, что с его стороны по сути представляет собой злоупотребление своими правами в противоречие с ч. 3 ст. 17 Конституции РФ и пп. 1-3 ст. 10 ГК РФ.
 
Рис. 1.3. Режим коммерческой тайны
Довольно любопытным представляется закрепление российским зако-нодателем в тексте ФЗ «О коммерческой тайне» такого свойства мер охраны конфиденциальности информации, составляющей коммерческую тайну, как их разумная достаточность. Согласно пункту 5 статьи 10 ФЗ «О коммерческой тайне» эти меры признаются разумно достаточными при следующих условиях:
1) если исключается доступ к информации, составляющей коммерче-скую тайну, любых лиц без согласия ее обладателя;
2) если обеспечивается возможность использования информации, со-ставляющей коммерческую тайну, работниками и передача ее контрагентам без нарушения режима коммерческой тайны.
Представляется однако, что это положение ФЗ «О коммерческой тайне» может быть использовано и для защиты журналистов и редакций СМИ, обвиняемых в нарушении коммерческой тайны. В подобных случаях от заявителя — обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, можно потребовать подтверждение того, что в отношении соответствующей информации не только был предварительно установлен режим коммерческой тайны, но и что меры по охране конфиденциальности, принимаемые в отношении этой информации в рамках указанного правового режима, являлись разумно достаточными.
Статья 7 ФЗ «О коммерческой тайне» определяет права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, возникающие у этого лица с момента установления им в отношении соответствующей информации режима коммерческой тайны, который к тому же должен быть установлен в письменной форме. В данном случае обязательность письменной формы установления режима коммерческой тайны в отношении тех или иных сведений предусмотрена в целях создания документальных гарантий для последующего подтверждения этого юридического факта.
В целом же следует признать, что введенная ФЗ «О коммерческой тайне» в систему правоотношений в сфере коммерческой тайны фигура обладателя информации, составляющей коммерческую тайну, не вполне удачна. По смыслу нормативного определения таким обладателем — владельцем информации может быть как лицо, которому она принадлежит, так и иное лицо, получившее к ней доступ. При этом ФЗ «О коммерческой тайне» не проводит четких различий в правовом статусе между первоначальными и производными обладателями соответствующей информации, которые приводили бы к определенной взаимосвязанности и взаимообусловленности правового положения представителей каждой из этих категорий на основе четкой и непротиворечивой нормативной регламентации. Намного логичнее выглядел бы здесь не обладатель информации, а собственник информационных ресурсов — субъект, в полном объеме реализующий полномочия владения, пользования, рас-поряжения указанными объектами (ч. 11 ст. 2 и ст. 6 ФЗ «Об информации…»). В сочетании с фигурой владельца информации — субъекта, осуществляющего владение и пользование информационными ресурсами и реализующего полномочия расположения ими в пределах, установленных законом (ч. 12 ст. 2 и ст. 15 ФЗ «Об информации…»), фигура собственника информационных ресурсов внесла бы большую опре-деленность в правовое регулирование сферы коммерческой тайны, тем более, что информация, составляющая коммерческую тайну, является объектом гражданских прав в соответствии со ст. 139 ГК РФ. Использование этих универсальных гражданско-правовых институтов собственника и владельца применительно к информации, составляющей коммерческую тайну, позволило бы без особого труда применять в данной сфере и весь арсенал нормативно-регулятивных средств общего характера, содержащихся в информационном и гражданском законодательстве. Институт же обладателя сведений, составляющих коммерческую тайну, также имеет право на существование, но лишь в той мере, в какой он объединяет в себе юридические свойства собственника и владельца данной информации, позволяет адекватно определить их правовое положение и эффективно защищать права и законные интересы указанных лиц, но в то же время не игнорирует специфику каждого из этих субъектов, не создает препятствий для определения роли и места каждого из них в правоотношениях, складывающихся в сфере коммерческой тайны. А в некоторых случаях было бы весьма полезным введение в качестве самостоятельного субъекта указанных правоотношений лица, получившего доступ к сведениям, составляющим коммерческую тайну, либо информированного или осведомленного об их содержании, в сочетании с определением статуса такого лица в рамках этих правоотношений.
Исходя из того, что коммерческой тайной в соответствии с действую-щим законодательством признаются лишь сведения, касающиеся предпринимательской деятельности, субъектами права на коммерческую тайну являются лица, которые такой деятельностью занимаются . Что касается юридических лиц, то субъектами права на коммерческую тайну могут выступать те из них, которые относятся к коммерческим организациям, а равно относящиеся к некоммерческим организациям в том случае, если они обладают сведениями, относящимися к разрешенной им предпринимательской деятельности.
Сарин С.В. утверждает, что физические лица могут выступать субъек-тами права на коммерческую тайну не зависимо от того, являются ли они предпринимателями или нет . Однако представляется, что такая точка зре-ния несовсем корректна, так как во втором случае будет иметь место личная, семейная, иная тайна, однако статус коммерческой она приобретет лишь в случае, когда ее обладатель «наградит» ее необходимыми чертами соответствующего вида информации, а сам приобретет статус предпринимателя.
В соответствии с п.5 ст. 2 Федерального закона «Об информации, ин-формационных технологиях и о защите информации», обладателем информации является лицо, самостоятельно создавшее информацию либо получившее на основании закона или договора право разрешать или ограничивать доступ к информации, определяемой по каким-либо признакам. Очевидно, что в данном случае понятие, данное в вышеупомянутом законе, весьма схоже с понятием правообладателя на результаты интеллектуальной собственности (автор или иное лицо, получившее объем прав, по договору либо по закону).
К сожалению, разработчики ГК РФ не указали, какое именно лицо следует считать носителем права на коммерческую тайну.
При этом следует отметить, что круг субъектов права на коммерческую тайну, указанный в статьях Федерального закона «О коммерческой тайне» является несовсем точным и полным. Как верно отмечает Беляев М.В. , по совокупности правомочий, включая право владения такой информацией на законном основании, законодатель ставит знак равенства между обладателем и владельцем информации, отнесенной к коммерческой тайне. Так, п.4 ст.3 указанного Федерального закона закрепляет, что обладателем информации, составляющую коммерческую тайну, является лицо, которое владеет информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании, ограничило доступ к этой информации и установило в отношении нее режим коммерческой тайны. Но, во-первых, второй и третий признаки обладателя информации, со-ставляющей коммерческую тайну, представляются идентичными по своему содержанию, поскольку ограничение доступа к указанной информации - не-отъемлемая (а зачастую и единственная) составляющая режима коммерче-ской тайны , а во-вторых, как сказано выше, очевидно смешение в одном понятии двух разных субъектов. Логичнее было бы отдельно выделить обладателя - собственника конфиденциальной информации, владельца – лицо, получившее право использования информации, составляющую коммерческую тайну, на основании закона (например, по лицензионному договору в порядке ст.1469 ГК РФ), а также иных лиц, получивших право доступа к коммерческой тайне на законных основаниях (например, сотрудников обладателя коммерческой тайны, представителей государственных органов).
Последних Беляев М.В. предлагает выделять как конфидентов коммерческой тайны, понимая под ними лиц, которым на основании трудового договора (работники), гражданско-правового договора (контрагенты) либо в силу служебного положения или исполнения профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой, или на ином законном основании известна коммерческая тайна другого лица . Однако согласиться с ним в полной мере сложно: во-первых, отнесение контрагентов к данной категории несовсем верно (логичнее их отнести к категории «владельцы»). Во-вторых, к лицам, которым конфиденциальная информация стала известна в силу служебного положения или исполнения профессиональных обязанностей, не связанных с государственной или муниципальной службой, или на ином законном основании, Беляев М.В. предлагает отнести аудиторов, адвокатов нотариусов переводчиков, страховщиков и так далее. Однако, по мнению автора настоящей работы, в данном случае уместнее говорить о видах профессиональной тайны, регулируемых отдельными нормативными актами.
Как сказано выше, Федеральный закон относит к обладателям информации, составляющую коммерческую тайну, лиц, которые владеют информацией, составляющей коммерческую тайну, на законном основании, ограничили доступ к этой информации и установили в отношении нее режим коммерческой тайны. При этом в законе не содержится каких-либо дополнительных требований к субъектам права на коммерческую тайну.
Представляется, что наряду с гражданами Российской Федерации и отечественными юридическими лицами правом на охрану коммерческой тайны в соответствии с российским законодательством в равной степени пользуются и иностранные граждане и юридические лица.
Сущность права на коммерческую тайну состоит в обеспеченной обладателю информации возможности засекречивать эту информацию от широкой публики, пользоваться ею в своих коммерческих целях и требовать, чтобы третьи лица воздерживались от использования незаконных методов получения данной информации .
Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод о том, что рассматриваемое право включает в себя следующие составляющие:
- во-первых, возможность правообладателя предпринимать собственные активные действия для сохранения конфиденциальности информации и извлечения из этого пользы для себя. В этих целях субъект права на коммерческую тайну может использовать все незапрещенные законом средства для обеспечения сохранности информации. Это могут быть различные меры организационного характера, связанные с подбором персонала, введения пропускного режима, установления охранных систем и тому подобное;
- во-вторых, правомочие обладателя права на коммерческую тайну требовать от третьих лиц воздержания от незаконного завладения конфиденциальной информацией, например, запрет на пользование другими лицами результатов интеллектуальной деятельности без согласия правообладателя, возможность обладателя исключительного права по своему усмотрению разрешить либо запретить другим лицам использовать принадлежащую ему информацию;
- в-третьих, к числу важных правовых возможностей обладателя ком-мерческой тайны необходимо отнести его права по распоряжению принадлежащим ему объектом интеллектуальной собственности: возможность передать его полностью или частично по договору другим лицам либо сделать его открытым для широких масс.
В ранее действовавшей редакции Федерального закона «О коммерче-ской тайне» (ст. 7) перечислялись права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну. В частности обладатель такой информации уполномочивался на установление, изменение или отмену режима коммерческой тайны (само понятие «режим коммерческой тайны» также было отменено в соответствии с Федеральным законом «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации»); использовать информацию, составляющую коммерческую тайну, для собственных нужд; разрешать либо запрещать доступ к такой информации, определяя при этом порядок и условия доступа к ней; вводить информацию в гражданский оборот на основании договоров; требовать от лиц, получивших доступ к информации, соблюдения обязанностей по ее конфиденциальности; защищать в установленном законом порядке свои права в случае разглашения, незаконного получения либо использования третьими лицами информации, составляющей коммерческую тайну, в том числе требовать возмещения убытков. Однако данная норма была отменена в связи с введением в действие IV части ГК РФ.
Отныне права обладателя коммерческой тайны зафиксированы (в большей степени) в нормах ГК РФ.
В ст.1229 ГК РФ устанавливается, что лицо, обладающее исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, вправе использовать такой результат по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности.
Предусмотрено, что правообладатель вправе по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности, при этом отсутствие запрета не считается согласием (разрешением) правообладателя.
Ст.1468 ГК РФ фиксирует возможность лица, обладающего исключи-тельным правом на секрет производства, передавать его в полном объеме другому лицу – приобретателю такого права, при этом устанавливается обязанность лица, отчуждающего свое исключительное право, сохранять конфиденциальность секрета производства вплоть до прекращения действия исключительного права на секрет производства (то есть до того момента, когда конфиденциальность сведений прекратится у их нового правообладателя). Отметим, что здесь речь идет именно о полном отчуждении исключительного права, без возможности его первоначального носителя оставить за собой какой-либо объем полномочий в отношении него.
Но, к сожалению, законодательство не устанавливает каких-то конкретных условий данного вида договора, норм, помогающих сторонам более надежно построить свои отношения. Так, нелишне было бы установить способ описания объекта, исключительное право на который передается по договору, а также его передачи между контрагентами .
Далее, в ст.1469 ГК РФ законодатель устанавливает возможность пре-доставления права использования секрета производства по лицензионному договору в устанавливаемых этим договором пределах. Предусмотрено, что такой договор может быть заключен как с указанием, так и без указания срока его действия. В случае, когда срок, на который договор был заключен, в нем не указан, любая из сторон вправе в любое время отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону не позднее, чем за 6 месяцев, если договором не предусмотрен более длительный срок.
Обязанность лица, распорядившегося своим правом использования секрета производства (лицензиара), сохранять конфиденциальность секрета производства в течение всего срока действия лицензионного договора, устанавливается, равно как и обязанность лица, получившего соответствующие права по договору (лицензиата), сохранять конфиденциальность полученных сведений до прекращения действия исключительного права на секрет производства.
Итак, в отличие от договора об отчуждении исключительного права на секрет производства, лицензионный договор позволяет использовать ноу-хау в определяемых его сторонами пределах. В соответствии со ст.1235 ГК РФ, лицензиат вправе использовать ноу-хау лишь в установленных заключенным договором пределах. Право использования, прямо не предусмотренное лицензионным договором, считается не предоставленным. Данное предписание ГК РФ ранее было установлено в п.2 ст.31 Закона Российской Федерации от 9 июля 1993 г. «Об авторском праве и смежных правах»: «Все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, считаются не переданными».
Абзац первый п.3 рассматриваемой статьи ограничивает право обладателя ноу-хау прекратить принятие превентивных мер охраны его конфиденциальности и, следовательно, действия его исключительного права на него, до истечения срока действия заключенного лицензионного договора. В противном случае лицензиар обязан возместить лицензиату убытки, которые возникли у них в виду потери ноу-хау его коммерческой ценности.
Данное условие ГК РФ в отличие от п.5 ст.12 Федерального закона «О коммерческой тайне»  (утратившей силу с 1 января 2008 г.) носит императивный характер.
Важной является зафиксированная законодателем обязанность контр-агентов сохранять конфиденциальность информации, составляющей ноу-хау, не разъяснив, к сожалению, важной детали: что значит «сохранить конфиденциальность информации»? Из буквального толкования закона следует, что лицензиат, приобретая право пользования ноу-хау, предположим, на месяц, обязуется в последствии либо годами ограничивать доступ ко всем ресурсам, продукции и иным результатам производства, образованным в процессе использования приобретенного им исключительного права, либо уничтожить их.
Также, на взгляд автора, в законе следовало бы установить норму, в соответствии с которой обладатель секрета производства мог бы заключать подобный лицензионный договор с ограниченным количеством лицензиатов, ибо, как верно пишет Питер Мэггс, «… нельзя не признать, что владелец секрета может выдать лицензию на его использование третьим лицам – производителям в данной отрасли. Однако если каждая компания отрасли использует данный технологический процесс, то его нельзя не признать общеизвестным приемом производства» . Таким образом, при заключении договоров о передаче прав на ноу-хау важно соблюсти количественный предел подобных договоров, иначе теряется смысл конфиденциальности передаваемой информации (а значит и сам секрет производства) как таковой.
В виду того, что, как указывалось выше, ст.7, равно как ст.12, Феде-рального закона «О коммерческой тайне» были признаны утратившими силу в связи с введением в действие IV части ГК РФ, а сама IV часть не содержит норм, относящихся конкретно к институту коммерческой тайны, логично предположить, что выше рассмотренные статьи ГК РФ по аналогии в полном объеме распространяются и на коммерческую тайну.
Ключевое значение имеет вопрос о доступе к информации, составляю-щей коммерческую тайну, и о возможности ее получения. При этом соответствующая информация может быть получена третьими лицами как законными, так и незаконными способами. Различие между указанными способами получения информации, составляющей коммерческую тайну, имеет принципиальное значение во взаимосвязи со ст. 183 УК РФ, по-скольку незаконное получение (собирание) таких сведений представляет собой состав преступления. Законность получения информации, составляющей коммерческую тайну, важна еще и применительно к установленной ч. 2 п. 2 статьи 139 ГК РФ обязанности лиц, получивших такую информацию незаконными методами, возместить причиненные убытки.
Среди незаконных способов получения информации, составляющей коммерческую тайну, можно выделить две их категории: непосредственные и опосредованные:
а) непосредственные способы получения указанной информации характеризуются активной ролью самого субъекта по отношению к обладателю соответствующей информации. В таких случаях получение информации осуществляется с умышленным преодолением принятых обладателем этой информации мер по охране ее конфиденциальности (п. 4 ст. 10 ФЗ «О коммерческой тайне»). Любопытно сопоставить соответствующие положения ФЗ «О коммерческой тайне» со ст. 183 УК РФ, которая среди незаконных способов собирания сведений, составляющих коммерческую тайну, особо выделяет похищение документов, подкуп и угрозы;
б) опосредованные способы незаконного получения информации, со-ставляющей коммерческую тайну, предполагают получение субъектом этой информации от третьих лиц, не являющихся основными обладателями соот-ветствующих сведений. В таких случаях информация будет получена неза-конным способом, если ее получатель знал или имел достаточные основания полагать, что эта информация составляет коммерческую тайну, обладателем которой является другое лицо, и что лицо, осуществляющее передачу данной информации, не имеет на это законного основания (п. 4 ст. 5 ФЗ «О коммерческой тайне»).
Информация, составляющая коммерческую тайну, считается получен-ной законными способами, если она получена от ее обладателя на основании договора или другом законном основании (п. 3 ст. 4 ФЗ «О коммерческой тайне»). В частности, к законным способам получения такой информации относится и ее самостоятельное получение в процессе осуществления исследований, систематических наблюдений или иной деятельности, несмотря на то, что содержание такой информации может совпадать с содержанием информации, составляющей коммерческую тайну, обладателем которой является другое лицо.
Не вполне ясна с точки зрения законности получения информации, со-ставляющей коммерческую тайну, правовая характеристика такой ситуации, когда третьи лица получают доступ к этой информации в результате действий, осуществленных случайно или по ошибке (пп. 6 п. 2 ст. 7 ФЗ «О коммерческой тайне»). Вместе с тем очевидно, что в подобных случаях в действиях этих лиц отсутствуют признаки незаконных способов получения информации, закрепленные в п. 4 ст. 4 ФЗ «О коммерческой тайне». Исходя из того, что законодательство о коммерческой тайне, согласно ст. 2 ФЗ «О коммерческой тайне», включает в себя ГК РФ, к подобным ситуациям применима ст. 10 ГК РФ, презюмирующая добросовестность участника гражданских правоотношений во всех случаях, когда не доказано обратное. Данные способы получения информации, составляющей коммерческую тайну, можно также рассматри-вать как законные, а следовательно они не должны влечь за собой каких-либо негативных правовых последствий для лиц, которым случайно стала известна такая информация, за исключением обязательства сохранять ее конфиденциальность.
Доступ к информации, составляющей коммерческую тайну, определяется в пп. 5 ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне» как ознакомление определенных лиц с информацией, составляющей коммерческую тайну, с согласия ее обладателя или на ином законном основании при условии сохранения конфиденциальности этой информации. Согласно пп. 6 ч. 1 ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне», основной процедурой доступа к соответствующей конфиденциальной информации является передача информации, составляющей коммерческую тайну и зафиксированной на материальном носителе, ее обладателем контрагенту на основании договора в объеме и на условиях, которые предусмотрены договором, включая условие о принятии контрагентом установленных договором мер по охране ее конфиденциальности.
В пп. 8 ч. 1 ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне» закреплен особый вид доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, — ее предоставление, понимаемое как передача информации, составляющей коммерческую тайну и зафиксированной на материальном носителе, ее обладателем органам государственной власти, иным государственным органам, органам местного самоуправления в целях выполнения их функций.
Перечисленные процедуры доступа к информации, составляющей коммерческую тайну, урегулированы в ФЗ «О коммерческой тайне» крайне обще и фрагментарно, и по сути лишь обозначены, что отчасти может быть объяснено их недостаточной нормативной разработанностью в российском законодательстве. В то же время в этом законе не рассматривается вопрос о возможности доступа к такой конфиденциальной информации со стороны других лиц, кроме контрагентов, работников, а также должностных лиц органов публичной власти, в том числе и в случае, когда обладатель соответствующих сведений злоупотребляет своим правом, необоснованно устанавливая в отношении них режим коммерческой тайны, либо распространяя этот правовой режим на те сведения, к которым он не должен применяться. Не предусматривает закон и прямой возможности судебного оспаривания установления в отношении тех или иных сведений их обладателем режима коммерческой тайны. Это обстоятельство может стать определенным препятствием для получения информации журналистами и редакциями СМИ. В принципе, данная проблема могла бы быть решена в рамках общего федерального закона о праве на информацию и на доступ к ней. В соответствии же со ст. 40 Закона РФ «О СМИ» коммерческая тайна является одним из возможных оснований для отказа в предоставлении информации, запрашиваемой редакциями СМИ и журналистами, причем даже в тех случаях, когда запрашиваемая информация сама по себе не составляет указанной тайны, но в силу своих особенностей не может быть отделена от сведений, составляющих такую тайну. В соответствии же с ч. 7 ст. 58 Закона РФ «О СМИ», установление ограничений на контакты с журналистами и передачу им информации, составляющей коммерческую тайну, не является ущемлением свободы массовой информации. В указанном случае редакция СМИ может воспользоваться общим правом на обжалование в суд отказа в предоставлении запрашиваемой информации в соответствии со ст. 40 Закона РФ «О СМИ» в рамках реализации универсального конституционного права на судебную защиту прав и свобод (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ). Представляется однако, что порядок разрешения вопроса об отказе в предоставлении информации, составляющей коммерческую тайну, третьим лицам, в том числе журналистам и редакциям СМИ, форма и содержание такого отказа, а также возможность судебного оспаривания установления режима коммерческой тайны в отношении тех или иных сведений, как важные гарантии конституционной свободы массовой информации (ч. 5 ст. 29 Конституции РФ), следовало бы подробно урегулировать именно в тексте ФЗ «О коммерческой тайне» в рамках специальной процедуры.
Описывая другие возможные действия со сведениями, содержащими коммерческую тайну, ФЗ «О коммерческой тайне» ничего не говорит о таком действии с ними, как их использование, законное или незаконное, не-смотря на то, что незаконное использование этих сведений представляет собой состав преступления (ч. 2 ст. 183 УК РФ). Тем не менее, само понятие «использование» встречается в нескольких статьях этого закона, например в пп. 2 п. 3 ст. 11, п. 2 ст. 13 и т.п. Такая правовая неопределенность представляет потенциальную опасность и для журналиста. Даже в случаях, когда обнародованный материал не содержит сведения, составляющие коммерческую тайну определенного их обладателя, и тем самым не приводит к их разглашению, журналист может быть привлечен к ответственности за неправомерное использование соответствующих конфиденциальных сведений, если будет доказано, что при подготовке своего материала он умышленно использовал такие сведения, включая ситуации, когда на основании заведомо конфиденциальных источников он сформулировал вполне очевидные и несекретные выводы, например, о финансовом положении фирмы или о содержании той или иной сделки. По-этому работа с документами, в которых содержится информация, составляющая коммерческую тайну, даже в том случае, когда в подготовленном на их основе материале такие сведения не разглашаются, в принципе требует наличия у журналиста официального доступа к такой информации и согласия ее обладателя на ее использование журналистом.
Определение разглашения информации, составляющей коммерческую тайну, содержится в пп. 9 ч. 1 ст. 3 ФЗ «О коммерческой тайне». Указанное деяние трактуется в нем как действие или бездействие, в результате которых информация, составляющая коммерческую тайну, в любой возможной форме (устной, письменной, иной форме, в том числе с использованием технических средств) становится известной третьим лицам без согласия обладателя этой информации либо вопреки трудовому или гражданско-правовому договору.
Применительно же к деятельности журналиста разглашением такой конфиденциальной информации будет считаться в том числе и случай, когда соответствующие сведения без согласия их обладателя были включены в материал, направленный журналистом в редакцию, даже если этот материал не был обнародован в СМИ. В целом же журналистам, редакциям СМИ и редакторам следует обратить особое внимание на это определение, поскольку возможность совершения именно такого правонарушения, связанного с коммерческой тайной, в деятельности СМИ объективно является наиболее вероятной, и в силу этого именно оно представляется наиболее опасным. При этом сам факт разглашения конфиденциальной информации посредством ее публикации в СМИ может быть подтвержден заявителем без особых трудностей.
ФЗ «О коммерческой тайне» не предусматривает освобождения от от-ветственности в связи с так называемым «повторным разглашением» сведе-ний, составляющих коммерческую тайну, когда они уже были ранее разгла-шены другим лицом. Поэтому в подобном случае ответственность должно нести каждое из таких лиц, например, каждая из редакций СМИ, в которых независимо друг от друга были опубликованы эти сведения, если только отсутствуют иные обстоятельства, позволяющие избежать ответственности, такие, например, как дословное цитирование. Но при любом развитии подобной ситуации на указанное обстоятельство должно быть обращено внимание суда.
Спецификой коммерческой тайны как объекта интеллектуальной собственности является неограниченность срока ее охраны (что также отличает ее от, например, авторского права), ибо охрана коммерческой тайны действует, пока сохраняется монополия обладателя на нее, и он принимает необходимые меры к ее сохранению.
Наконец, коммерческая тайна не требует официального признания ее охраноспособности, государственной регистрации, уплаты пошлин и соблюдения иных формальностей, как это имеет место быть в случае с иными объектами интеллектуальной собственности, и в этом смысле коммерческая тайна является более удобной и выгодной для предпринимателя формой для сохранения сведений в тайне.
Однако помимо коммерческой тайны российское законодательство от-дельно выделяет еще несколько видов сведений, которые должны сохраняться в секрете: государственная, военная, медицинская, адвокатская, нотариальная, личная и семейная тайна, тайна усыновления, тайна следствия и многие другие. Главное отличие между коммерческой тайной и перечисленными выше видами тайн заключается в том, что коммерческая тайна – это один из видов так называемых «естественных» тайн (то есть непосредственным образом связанных с видом персонифицированного субъекта), тогда как профессиональные тайны, представляющие информацию, получаемую субъектом в связи с его профессиональной деятельностью, являются тайнами «производными». И если в отношении естественных тайн их владелец обладает правом установления «режима секретности», то в отношении производных тайн их обладатель обязан устанавливать соответствующий режим .

 

Также Вы можете оформить заказ на выполнение эксклюзивной работы по ниже перечисленным или любым другим темам.

Для написания индивидуальной авторской работы, которая будет выполнена по Вашим требованиям и методическим рекомендациям ВУЗа, Вам необходимо заполнить бланк заказа, после чего на Ваш E-mail будет выслана подробная информация по стоимости, срокам и порядке выполнения работы.